Звёзды

Алексей Воробьев: «В локдаун у меня все было замечательно»

Info.sponsor.1250x500
1250x500 2
1250x500 1

Алексей Воробьев – популярный российский музыкант, профессиональный актер, режиссер и участник конкурса «Евровидение-2011». В интервью Алексей рассказал о новых киноработах, локдауне, а также порассуждал о завоевании мира.

ОБ УЧЕБЕ У КИРИЛЛА СЕРЕБРЕННИКОВА И КИНО

– Да, два курса отучился, но потом улетел в Америку, и доучивался там. У нас с Кириллом Семеновичем были невероятно крутые отношения, порой — очень непростые, он меня очень жестко ломал, и я его чертовски за это люблю. Это было очень и очень интересно. К счастью, я, что тогда, что сейчас, очень быстро переключаюсь: утро у меня может начинаться как у актера, днем я, придя на съемочную площадку, снимаю как режиссер рекламу для какого-то бренда, или клип для другого артиста, вечером выступаю как певец, а ночью — открываю ноутбук и монтирую продукт, который снял днем как режиссер. Я очень рад, что научился монтировать всё сам, — это гораздо легче, чем объяснить другому, что ты видишь в своей голове. Я монтирую очень быстро, потому что уже снимаю, видя каждую склейку. Но как режиссер монтажа я монтирую проекты, снятые другими, — например, несколько лет назад полностью смонтировал копродукционную картину с итальянцами, где сыграл одну из главных ролей. Меня каким-то невероятным образом даже то ли на «Нику», то ли на «Золотого Орла» как монтажера за нее выдвигали, это было забавно. А недавно смонтировал короткий метр для киноальманаха «Селфимания», где я снялся в одной из новелл. Продюсеры спросили мое мнение, поскольку его уважают (улыбается), и я честно сказал: «Ребят, надо перемонтировать». Мне прислали материал, я перемонтировал, и всю музыку тоже заменил. Из 25 минут сделал 16. Зачем растягивать на 25 минут историю, которую можно рассказать за 16? Когда смотришь «на новенького», у тебя же сразу срабатывает: нужно это здесь или нет, история уплотняется, становится динамичнее и интереснее. А сейчас попросили тизер им смонтировать для российского проката.

О СЪЕМКАХ В «СЕЛФИМАНИИ»

– Новелла, в которой я снялся, сделана итальянцами, но снималась в России. Моей партнершей была итальянская звезда и замечательная актриса Катерина Мурино, она одна из героинь «Казино Рояль». Это моя вторая итальянская картина с ней, но в предыдущей мы с ней в кадре не встречались.

О ПРИОРИТЕТАХ В ТВОРЧЕСТВЕ

– Я как будто проживаю несколько жизней… Когда я выхожу на сцену, или пишу музыку и делаю аранжировку — я не помню, что я актер, в этот момент я только музыкант… Меня утверждают на роль — я сразу актер, я не думаю ни про музыку, ни про режиссуру. Я захожу в кадр — и наслаждаюсь тем, что на мне никакой другой ответственности, только удовольствие делать свою актерскую работу. Единственная разница — начав работать как режиссер, я больше не ставлю под сомнение никаких задач, поставленных режиссером мне как актеру, какими бы они ни были. Потому что теперь понимаю, что есть режиссер, который отлично знает, зачем именно это ему здесь вот так нужно. Но как только я выхожу на площадку как режиссер, все меняется. Удивительно, но для меня нет никакой рутины, у меня все время переключение на одно, другое, третье.

О БЫТЕ

– Нет, быт не мое. Совсем не мое. Ко мне раз в неделю приходят убирать в доме. Еду я заказываю на неделю. Я не умею готовить и не хочу учиться, знаю, что это тоже креативный процесс, но ощущаю это как потерю времени.

О САУНДТРЕКАХ ЕГО АВТОРСТВА

– Я давно пишу музыку почти ко всем фильмам и сериалам, в которых снимаюсь. За исключением, пожалуй, грузинской драмы «Чужой дом». Но в сериале «Девчонки» на канале ТНТ, например, все 5 сезонов за кадром звучала только моя музыка и песни, написанные мной специально для них. В том числе и на английском.

О ПЛАНАХ

– Завоевать мир. (Смеется.) Выйти на тот уровень, о котором я сам боялся даже думать: не только сниматься, но и снимать большое голливудское кино, выходить как музыкант на мировой рынок — то есть, то, что всем казалось невозможным. Самое забавное, что до меня это сделали мои режиссерские работы — клип «Сумасшедшая» стал вирусным по всему миру. А я сам несколько лет назад еще ни слова не говорил по-английски. Сейчас я не только снимаюсь в американских проектах, но и пишу песни на этом языке. Поэтому я знаю, что если каждый день делать хотя бы один шаг к своей цели, жизнь становится удивительным приключением.

О «ЗАВОЕВАНИИ МИРА»

– Восемь лет назад я впервые приехал в Америку, не зная языка, потому что со мной подписал контракт продюсер Леди Гага на тот момент — RedOne. Начал учить язык, мы стали вместе писать музыку, записывать мой первый американский альбом. А через год у меня случился обширный инсульт, что полностью остановило всю мою деятельность. И очень сильно повлияло на мою жизнь, — думая, что я никогда не смогу вернуться на сцену, я стал искать место по другую сторону камеры, начал писать сценарии, снимать как режиссер, научился монтировать. Только когда я физически не мог выходить в кадр, я освоил всю «закадровую работу». Снял свой первый короткометражный фильм, который был отмечен на многих фестивалях. Я думал: «Если у людей он вызывает те эмоции, которые я в него вложил, значит, у меня получается!» Я понимал, что той жизни, которая была до инсульта, у меня больше нет и не будет. Но это открывало мне что-то новое, жизнь расширялась, возможностей творческой реализации становилось все больше. То есть, в тот момент, когда она сузилась вот до такой, казалось бы, крошечной точки, все, наоборот, пошло вверх.

ОБ ОДИНОЧЕСТВЕ

– Обожаю одиночество. Ни разу в жизни мне оно не принесло ничего, кроме важных решений, глубоких размышлений, интересных мыслей и новых идей. Всегда анализ. Я не чувствую потребности: «А с кем бы об этом поговорить?». Кто может лучше меня знать мою жизнь? Никто. И все это потом пригождается в моих сценариях и работах. У меня никогда не было потребности с кем-то делиться. Я помню, когда был еще тинейджером, ребята ходили на какие-то вечеринки, а мне даже как-то не хотелось: «Серьезно? В клуб, танцевать? Это же столько полезного времени потерять».

О ЛОКДАУНЕ

– Ой, я кайфанул! (Смеется.) Серьезно! Стыдно признаться, но я кайфанул. Когда сказали, что нельзя выходить из дома, я подумал: «Так, судя по всему, моя жизнь сильно не поменяется — отлично». То есть теперь я мог делать это совершенно официально. Я настолько овладел профессиональными навыками, необходимыми для всего, чем я занимаюсь, что мне никто не нужен для реализации любого моего творческого замысла. Потому что я уже сам все это умею. Я даже обложки своих треков для iTunes давно делаю сам — мне так проще, да и быстрее получается. А в пандемию я как раз закончил сценарий сериала, который буду снимать в Америке, потому что у меня давно была идея, и тут появилось время. Плюс написал еще сценарий полнометражного фильма. Я был в дикой творческой радости от происходящего. Еду доставляют, какой день недели я все равно не знаю — ничего не поменялось. Зато можно работать, не отвлекаясь ни на что день и ночь! (Смеется.) И еще плюс — можно даже не переодеваться: уснул, проснулся, сел, не причесываясь, и дальше работать. Так что в локдаун у меня все было замечательно!

СКОЛЬКО ВРЕМЕНИ ПРОВОДИТ В РОССИИ

– Сейчас максимум два месяца в году. Так пришлось сделать. Я раньше непрерывно снимался и проводил здесь по полгода и больше, но в итоге, поддерживая свою карьеру здесь, не мог начать строить ее там. Это как любовь, мне кажется, то же самое. В этом же наслаждение, когда ты прямо нырнешь, окунаешься полностью, и тогда накрывает с головой.

(Вадим Верник, OK-Magazine, 10.01.2022)

Источник: InterMedia

Photo 2021 12 23 16.53.28 1

Актуальные новости