Интервью

Проект «Вильнюсу – 700 лет». Саулюс Пилинкус: «Ужупис для меня – настоящая квинтэссенция и настоящее зеркало Вильнюса и Литвы»

200 Sledite Za Novostjami

Проект «Вильнюсу – 700 лет» посвящается литовской столице. Об этом удивительном городе и его многолетней истории рассказывают гиды, живущие в нем люди. Сегодня в гостях у Эрнеста Алесина в эфире R RADIO.lt побывал автор ТВ-программы Daiktų istorijos Саулюс Пилинкус – человек, который когда-то был церемониймейстером Вильнюсской Ратуши. Саулюс рассказал о том, что для него означает Ужупис.

– «700 лет глазами гида» – так называется наш проект. Но, на самом деле, – глазами настоящих и искренних людей. С вами Эрнест Алесин, а в гостях сегодня у меня Саулюс Пилинкус, здравствуйте.

– Добрый день.

– Так. Вы у нас – король «Историй вещей». Так называется проект на одном канале литовском, и вы уже годами рассказываете истории, и они все многонациональные, все многокультурные, и все про Литву. Вильнюс – это город, который у вас немножко в долгу. За то, что у нас появилась независимая Республика, сейчас она называется Ужупис. По вашему мнению, это важное место? Это действительно вильнюсский Монмартр?

– С 89-го по 93-й год люди дешево продавали квартиры. Потому что работники, сотрудники многих фабрик, которые поселились в Вильнюсе в пятидесятые-шестидесятые годы, поняли, что с литовскими националистами не уживутся, что промышленность умирает, и что надо возвращаться. Я знаю много таких людей – кто в Минск, кто в Киев, кто в Воронеж, кто еще куда.

– Что они сейчас думают, через 32 года?

– Я не знаю, что они думают. Я, конечно, тут утрирую чуть-чуть. Но квартиры были очень дешевыми! И художники никак бы не могли там поселиться. Хотя, надо сказать и это. Что с конца Второй мировой войны, в 50-е годы, – да, там предоставлялись квартиры для членов Союза художников, для членов Союза писателей советской тогдашней Литвы. Потому что не было хозяев этих помещений.

– Мои бабушка и дедушка прожили там с 46-го года по самые 90-е. Поэтому это был самый многонациональный квартал столицы.

– Но он был всегда таким. Вот нижняя часть Ужуписа. И поэтому эта территория, вот эта часть города, для меня очень важна. Это же еврейская часть. Я находил на чердаках удивительные вещи. Начиная с молитвенных книжечек, и кончая свидетельством о рождении, выданном в Биробиджане. Но это уже послевоенные годы. Альтернативный Центр искусств – где он находится? На территории ритуальной еврейской бани, и она сохранилась. У меня есть очень много бутылочек от виленской пейсаховки. Это оттуда, из чердаков. А вот верхняя часть Ужуписа, которая называлась поповщизной, где, в основном, жили люди, служившие в храмах, в православных храмах Вильнюса, и офицеры. Как сказать – гарнизон еще имперских времен. Вот там это была русскоязычная часть. С другой стороны, в предвоенные годы, когда Вильнюс принадлежал Польше, как раз в той части Ужуписа, недалеко от теперешней гимназии, что находилось? Единственное литовское общежитие. И мемориальная доска на том здании, так сказать, появилась в 1921 году. Там жили ученики гимназии имени Витаутаса Великого, еще всякие разные люди. Ужупис для меня – это такая настоящая квинтэссенция и настоящее зеркало и Вильнюса, и Литвы. Особенно – Восточной Литвы. В Ужуписе жили все. И живут все – вот что мне более всего приятно. В Ужуписе мы можем увидеть то, что не увидим нигде. Все уже забыли, что разрушенное кладбище, тоже еврейское, – это же на Заречье. И что улица Смерти – это не потому, что хулиганы так писали на стенах. Такие хулиганы были, особенно активные – в те же 90-е годы…

– Я отвечал на вопрос: «Где живешь?» – «На улице Смерти».

– Вот, а почему улица Смерти – вы знаете?

– Ну, видимо, которая вела на кладбище?

– Конечно! Знающие люди знают, почему она так называлась. И никакой коннотации негативной в этом нет. Это просто дорога в другой мир.

– Этот замечательный человек говорит, что он в прошлом был церемониймейстером. Сейчас это человек, который знает все про истории вещей. И обязательно последите за тем, что рассказывает Саулюс. Он делает безумно классную работу, превращает вещи в истории. Даже если эти истории выдуманные, они звучат очень убедительно. И это, по-моему, то, что нас сближает, а не разъединяет.

 

Похожее